Финансы

Рубрика: Финансы

Неотчуждаемые объекты собственности

Которыми может располагать человек, существует значительно больше. Это могут быть и музыкальные способности, уникальная память, физическая сила и выносливость. Опыт и знания, приобретенные человеком, тоже представляют собой объекты собственнос­ти. Вероятно, и такое субъективное качество, как красота, тоже является объектом собственности. Поскольку современное общество не рассматривает челове­ка как возможный объект собственности кого-то другого, то тем самым исключается и возможность рассматривать в качестве объектов собственности какого-то одного человека любые свой­ства, качества или элементы другого человека. Прежде всего потому, что эти свойства и качества человека принадлежат ему самому, отдельно от него не существуют и поэтому не могут быть объектами чьей-то ещё собственности. Поскольку человек представляет собой особый биологичес­кий вид, обладающий рядом свойств, присущих только этому виду, то и набор возможных качеств или способностей не может различаться очень сильно и должен быть более или менее оди­наковым для всех представителей этого вида. Однако степень развития тех или иных способностей может различаться очень сильно и зависит как от наследуемых качеств, так и от качеств, целенаправленно приобретаемых человеком в Процессе его жизнедеятельности. Следует отметить такое существенное об­стоятельство. Практически все люди обладают трудовыми и интеллектуальными способностями в такой мере, которая ока­зывается достаточной для эффективного участия в процессе создания средств жизнеобеспечения. Интеллектуальные и тру­довые способности человека — это реальный капитал, которым располагает каждый человек и который нельзя не учитывать и как фактор, участвующий в трудовой деятельности, и как объект собственности.

Трудовые и интеллектуальные способности

Один участник получает вознаграждение за то, что предоставляет юридическому лицу право использовать свой имущественный капитал, собственником которого он является, другой — за то, что предоставляет юридическому лицу право использовать свои которые тоже являются его собственностью. Наличие экономи­ческих отношений имеет место и в том, и в другом случае. Различия заключаются в том, что участник производственного процесса может и не быть собственником имущественного ка­питала, в то время как собственником трудового и интеллекту­ального капитала он является всегда, хотя и не всегда его ис­пользует. Таким образом, термин «участник» значительно больше подходит для тех, кто вносит трудовой и интеллекту­альный вклады. Именно их правовое положение как участников должно быть узаконено и может отличаться от правового поло­жения обладателя имущественного капитала, использование которого рассматривается не всегда как форма участия, а про­сто как финансовая услуга, такая же, как и услуга банка, выдав­шего ссуду. Как выше уже отмечалось, на деле всё происходит с точностью «до наоборот»: российское законодательство ис­пользует термин «участник» только применительно к владель­цам имущественного вклада.

Участники инвестирования

При купле-продаже стороны полностью теряют свои права на объекты собственности, которыми они при этом обмениваются. не только сохраняют за собой права собственника в денежном выражении и могут в любой момент вернуть свои деньги, продав свои акции или пай, но ещё и приобретают дополнительные права, определяе­мые ГК В-третьих, процесс купли-продажи теоретически основан на ценовом балансе и в общем случае не имеет целью извлечение из этой операции дохода. Процесс инвестирования изначально предполагает получение дохода путём создания пассивной составляющей производительных сил для последующей организации процесса производства.

Российские законодатели

Правда, попытались «наделить, не лишая», признав собственниками одного и того же имущества одновременно и граждан — участников юридического лица, и само юридическое лицо. Что ж, вера в способность творить чудеса не покидает людей и в третьем тысячелетии. Право пользоваться физическими объектами собственности может принадлежать любому человеку и не предполагает обя­зательного наличия имущественных отношений. Например, пассажир покупает билет на право поездки на автобусе и поль­зуется этим транспортным средством. Право пользоваться физическими (вещными) объектами собственности может выражаться и в определённой форме иму­щественных отношений: например, аренда помещения. В этом случае пользователь неизбежно вступает с арендодателем в со­ответствующие имущественные отношения, предполагающие наличие определённых условий, на которых происходит пере – дача права пользоваться и распоряжаться или только пользо­ваться. Право пользования и распоряжения денежными средствами может вообще никак не связывать получателя с формой исполь­зования денежных средств (договор займа), а может предпола­гать определённые условия использования денежных средств (финансовая аренда или лизинг), связывающие между собой арендодателя и арендатора. Во всех вышеуказанных случаях собственник полностью или частично передает права «пользоваться и распоряжаться» (т.е. свои вещные права) и оставляет за собой право «владеть» (т.е. обязательственное право). Можно считать, что именно обя­зательственное право, которое всегда остаётся у собственника, выражает собой право собственности. В связи с указанным п. 1 ст. 209 следовало бы изложить в несколько иной редакции: Собственнику неотчуждаемых объектов собстветюсти принадлежат права владения, пользования и распоряжения этими объектами.

Концеп­ция производственных отношений

Важно, что политическая экономия «наделила» рабочую силу способностью отчуждаться и вот уже без малого 150 лет строит систему производственных отношений на экономичес­ких мифах, таких, как купля-продажа рабочей силы, рынок труда и т.п. Соответствующие определения, связанные с поня­тием «собственность», просто подогнали под порочную, которая в свою очередь ба­зировалась на философских постулатах о развитии как борьбе противоположностей и об антагонистических противоречиях между участниками производственного процесса, работниками и собственниками. Более подробно эти вопросы рассмотрены в ряде ранее опубликованных нами работ, указанных в библио­графии. ,В данном случае мы хотим ещё раз подчеркнуть, что любое «благо», отвечающее сформулированным выше критери­ям собственности, независимо от того, отчуждается оно или нет, может рассматриваться как объект собственности. Причём по­нятие «собственность» возникло задолго до того, как в общест­ве сформировался институт законодательных положений. Право собственности возникло именно как естественное право и послужило основанием для последующего формирования всей системы прав и обязанностей. Право собственности не может возникать из конституции: оно существует объективно, а конституция призвана лишь зафиксировать это право и, воз­можно, внести необходимые уточнения, всегда оставаясь в рам­ках естественного права.

В данном случае мы снова сталкиваемся с очень распро­странённой «болезнью» российских законодателей, искренне полагающих, что они могут большинством голосов определять те или иные экономические законы. При последующем рас­смотрении вопросов собственности мы не будем использовать те или иные положения российского законодательства в каче­стве доказательств или доводов «за» и «против». Главным об­разом мы будем использовать положения нашего законодатель­ства для доказательства его несовершенства