Рубрика: Право собственности

Собственность и производственные отношения

Производственные отношения — это отношения людей в про­цессе производства. Эти отношения определяются не только их экономическими интересами, общими для всех, но и индивиду­альными психологическими особенностями каждого из участ­ников. Эти особенности могут быть весьма различными. По­пробуем выделить некоторые из них для того, чтобы учесть, какие из них заслуживают того, чтобы их по возможности учи­тывать, а какие можно и нужно игнорировать. К сожалению, отправная точка зрения для нашего рассмот­рения очень неудобная. В основу её положена экономически порочная концепция, фактически исключающая учёт каких – либо психологических факторов. Какие психологические фак­торы могут быть у товара «рабочая сила»? При этом не следует ставить на первое место экономические или, наоборот, психо­логические факторы. В условиях, когда представления челове­ка о природе экономических факторов искажены под воздейст­вием ложных политических и экономических взглядов, роль психологических факторов часто становится решающей. Клас­совая борьба — наглядное тому свидетельство: ведётся полити­ческая борьба между экономическими партнерами, имеющими общие цели, объединёнными единством места и способа их удовлетворения и связанными друг с другом неразрывными узами взаимозависимости. Ошибочность положения «деньги делают деньги» мы про­слеживали на протяжении всего изложения материала. Поэто­му в данном разделе мы будем исходить из обоснованного ранее положения, что текущая деятельность требует постоянного фи­нансирования и что «новые деньги» (доход) могут появиться только при сочетании всех трёх вкладов участников: интеллек­туального, трудового и имущественного. Причём в подавляю­щем большинстве процессов роль первых двух вкладов сущест­венно выше, чем имущественного. При этом очень важно ви­деть, что цели конкретных людей, участвующих в коммерчес­кой или некоммерческой деятельности, всегда имеют чисто эко­номическую основу: получить средства для своего существова­ния, используя те или иные виды капитала, которыми они располагают.

Процесс разделения труда

Всё изменилось в результате. Этот процесс сделал обязательным отдельный учёт роли каж­дого из участников и каждого из видов капитала, им использо­ванного, поскольку сам процесс приобрёл общественный харак­тер, а участники процесса производства могли использовать различные виды капитала, которым они обладали. Задача была не простая, но вполне разрешимая. Более важным было просто само осознание наличия такой задачи, но именно этого и не произошло. Вместо этого была изобретена «теория», согласно которой рабочая сила объявлялась «товаром», который в силу своей сути не может рассматриваться как субъект собственнос­ти и участник процесса производства. А интеллектуальный ка­питал, величину которого определить непросто (как, впрочем, и величину трудового), этой теорией просто не учитывался. Во-вторых, та роль, которая сегодня отводится имуществен­ному капиталу как важнейшему и даже единственному факто­ру, создающему новую стоимость, возникла совсем недавно. Кроме последних трёх-четырёх столетий в обществе имела место скорее недооценка роли овеществлённого труда (орудий и средств производства) как важнейшей составляющей произ­водительных сил наряду с трудовым и интеллектуальным капи­талом человека. Деньги рассматривались только как средство для удовлетворения потребностей человека. К тем же людям, которые использовали деньги как средство обогащения (рос­товщики), в обществе существовало явно негативное отноше­ние, что нашло отражение в ряде литературных примеров.

Игра на бирже

Она по своему характеру ближе всего к играм на скачках или в казино, поскольку и там, и тут она основана на надежде быстро разбогатеть, и там, и тут участники не отягоща­ют себя заботами о создании каких-либо благ, а надеются вос­пользоваться деньгами своих «партнеров», и там, и тут царит ‘ дух азарта. Но есть очень существенное отличие не в пользу биржевых игр: в казино и на ипподроме в играх участвуют те, кто приходит туда добровольно, сознательно подвергая себя І риску «вылететь в трубу». Игры на бирже отражаются на стоимости акций, принадлежащих миллионам людей, весьма дале­ких от биржевых игр. Для этих людей нет никакой разницы, потеряют ли они десяток-другой тысяч рублей или долларов за счёт искусственно спровоцированного падения курса акций или из-за того, что на такую же сумму у них вытащит деньги мелкий воришка. Последний вариант даже лучше, так как оста­ется надежда на помощь правоохранительных органов Франции, где им будет оказана  также консультация юриста во франции. Если кражу акций из кармана можно рассматривать как инвестици­онный процесс (ведь предметом кражи является акция!), то и биржевые спекуляции тоже можно считать инвестиционным процессом. Мы не случайно акцентируем внимание на этом процессе. Ему придано значение некоего двигателя экономического про­гресса, и в него втянуты миллионы людей. Миллионы людей занимаются совершенно непроизводительным трудом, а окру­жающие смотрят на эту суету с умилением и тревогой, ожидая, что вот-вот всё это «обернётся им боком». На самом деле на бирже происходит обычный процесс купли-продажи, имеющий чисто спекулятивный характер: купить подешевле — продать подороже

Термин «общественно полезная»

При этом не являет­ся каким-то абсолютным понятием. Он меняется с развитием общества. В общем случае, вероятно, можно считать обществен­но полезной такую деятельность, которая либо создаёт источ­ник жизнедеятельности общества (национальный доход), либо способствует духовному развитию членов общества, либо необ­ходима для сохранения самого человека и всего, им созданного. Кроме того, прибыль — это показатель определённой систе­мы бухгалтерского учета, которая (система учёта) в каждом конкретном случае может и не применяться. Например, инди­видуальные и семейные коммерческие предприятия вообще не используют понятия «прибыль», поскольку отсутствует задача распределения дохода на зарплату и прибыль. Доход в отличие от прибыли является не просто показателем, образующимся в процессе бухгалтерского учёта, а объективным экономическим результатом производственной деятельности. Очень часто на «бесприбыльной» основе работают и небольшие частные пред­приятия, которые не привлекают капитал внешних инвесторов и на которых их владельцы устанавливают себе такую зарплату, чтобы прибыли не получалось. Несостоятельность показателя «прибыль» как критерия для отнесения юридических лиц к коммерческим или некоммерчес­ким полностью подтверждается практикой. Посмотрим на этот показатель с точки зрения некоммерческих организаций. Их учредители, например, государство или общественная органи­зация, заинтересованы в том, чтобы минимизировать затраты на содержание некоммерческого юридического лица, которые им приходится нести. Для этой цели по закону некоммерческим юридическим лицам разрешено заниматься коммерческой дея­тельностью при условии, что вся прибыль от этой деятельности будет направляться на уставные цели и не будет распределяться между участниками Коммерческое лицо, каль­кулируя стоимость какой-либо услуги, включает в неё и зарпла­ту участников и прибыль.

Некоммерческое лицо

Делая то же самое, включает только зарплату. При этом зарплата в послед­нем случае может быть больше, чем в первом случае зарплата и прибыль, вместе взятые. Прибыли в этом случае нет, и данное юридическое лицо, согласно вышеупомянутой статье ГК РФ, имеет все формальные основания считаться некоммерческим. Учредитель некоммерческого юридического лица тоже заинте­ресован в том, чтобы работники предприятия получали больше, особенно если этого можно достигнуть «за чужой счёт». При столь зыбкой грани между коммерческими и некоммерческими юридическими лицами, которая существует сегодня (цель, про­возглашенная в уставе организации), деление по этому призна­ку практически теряют смысл. Для общества важно, чтобы любой вид деятельности, признан­ной обществом полезной, осуществлялся с максимальной эф­фективностью. При этом «считается», что прибыль как раз и есть такой показатель эффективности. Но достаточно взгля­нуть на работу многих российских предприятий, чтобы убе­диться, что это далеко не так: эти предприятия работают крайне неэффективно, их продукция не способна конкурировать с ана­логичной привозной продукцией, но тем не менее получают высокую прибыль. Это экономическое чудо достигается очень просто: за счёт нищенской зарплаты, которую получают работ­ники этих предприятий. Например, в США прибыль действи­тельно является показателем высокой эффективности, так как прежде, чем её получить, предприниматель обязан по закону выплатить зарплату, в 100-200 раз превышающую российский уровень (в показателях на 2000 г.). Минимальный размер опла­ты труда в России и в США постоянно изменяется, что затруд­няет приведение точных цифр, но и просто различие уровней минимальной оплаты достаточно красноречиво.