Некоммерческое лицо

Некоммерческое лицо

Делая то же самое, включает только зарплату. При этом зарплата в послед­нем случае может быть больше, чем в первом случае зарплата и прибыль, вместе взятые. Прибыли в этом случае нет, и данное юридическое лицо, согласно вышеупомянутой статье ГК РФ, имеет все формальные основания считаться некоммерческим. Учредитель некоммерческого юридического лица тоже заинте­ресован в том, чтобы работники предприятия получали больше, особенно если этого можно достигнуть «за чужой счёт». При столь зыбкой грани между коммерческими и некоммерческими юридическими лицами, которая существует сегодня (цель, про­возглашенная в уставе организации), деление по этому призна­ку практически теряют смысл. Для общества важно, чтобы любой вид деятельности, признан­ной обществом полезной, осуществлялся с максимальной эф­фективностью. При этом «считается», что прибыль как раз и есть такой показатель эффективности. Но достаточно взгля­нуть на работу многих российских предприятий, чтобы убе­диться, что это далеко не так: эти предприятия работают крайне неэффективно, их продукция не способна конкурировать с ана­логичной привозной продукцией, но тем не менее получают высокую прибыль. Это экономическое чудо достигается очень просто: за счёт нищенской зарплаты, которую получают работ­ники этих предприятий. Например, в США прибыль действи­тельно является показателем высокой эффективности, так как прежде, чем её получить, предприниматель обязан по закону выплатить зарплату, в 100-200 раз превышающую российский уровень (в показателях на 2000 г.). Минимальный размер опла­ты труда в России и в США постоянно изменяется, что затруд­няет приведение точных цифр, но и просто различие уровней минимальной оплаты достаточно красноречиво.

«Патентное право»

Патентное право используется в основном в сфере коммерчес­кой деятельности. Патент рассматривается как форма защиты интеллектуальной собственности. Однако государство призва­но защищать не только интеллектуальную собственность, но также принципы свободного предпринимательства и интересы потребителей от любых форм монополизма. Кого и от кого защищает в данном случае патентное право? Идею невозможно купить, продать или украсть, как это можно сделать, например, с автомобилем. Первоначальный владелец остаётся им всегда. Его права как собственника идеи (т.е. право владеть, пользоваться, распоряжаться) не наруша­ются и в том случае, когда идею у него действительно «укра­дут». Однако в данном случае речь идёт об объекте информации, которым «владеть, пользоваться, распоряжаться» может одновременно неограниченное число людей. Причём совершенно равноправных в вопросе реализации этой «триады». Кроме того, при решении одинаковых задач разные люди могут совершенно самостоятельно прийти к одинаковым тех­ническим решениям. Право называться первооткрывателем имеет лишь один из них, тот, кто был первым. Но право исполь­зовать своё открытие у них совершенно одинаковое: и тот, и другой являются полноправными собственниками своей идеи. Причём в дальнейшем число таких собственников может неог­раниченно увеличиваться. В том, чтобы пытаться скрыть какую-то идею от конкурентов, есть и смысл, и правовая основа. Но в том, чтобы препятствовать применению идеи, ставшей известной, никакой правовой основы нет. Все владельцы одной и той же информации, независимо от того, каким образом они ее получили, равноправны. Это — не золотоносный участок, который можно застолбить. Предоставлять первому особые имущественные права, значит, ущемлять права всех остальных. Это такой же правовой казус, как и признание первичности прав перед обязанностями, о котором выше мы уже упоминали.

Современ­ные унитарные предприятия

Впрочем,— это такие же коммерческие предпркятия, как и хозяйственные общества или товарищества. Отличие в том, что унитарное предприятие — это юридическое лицо, которое осуществляет только чисто производственные функции и не является собственником по российскому законо­дательству (собственником выступает государство), а хозяйст­венные общества или товарищества, кроме структуры, занима­ющейся производственной деятельностью, имеют в своём со­ставе и организацию инвесторов. Формально хозяйственные общества или товарищества как раз и представляют собой толь­ко организацию инвесторов. Эта организация тоже не является собственником имущества предприятия, а существует для реа­лизации права общей долевой собственности её участников. Впрочем, мы несколько опережаем события. Более обстоятель­но этот вопрос будет рассмотрен Существующая в российском законодательстве классифика­ция форм или видов собственности фактически лишена какой – либо принципиальной основы. Учитывая, что субъектом собст­венности признаётся юридическое лицо, то напрашивается классификация по субъектам собственности: собственность физических лиц и собственность юридических лиц. Такой клас­сификации нет. Существующая «классификация» содержит в себе и признаки классового подхода, и административно-терри­ториального, и просто различия в организационно-правовых формах субъектов собственности (общественных организаций, семейная). Ни законодатель, ни кто-либо другой не может по своему усмотрению «устанавливать» классификацию различных форм собственности, так как при этом должна иметь место и какая-то логика, и информация о различиях, присущих каждой из форм. Между используемыми сегодня понятиями таких «субъектов» собственности, как государственная, субъектов Федерации или муниципальная, такая же разница, как между гражданином Ивановым, проживающим в городе и имеющим в своей собст­венности автомобиль «Москвич», и гражданином Петровым, тоже имеющим в собственности автомобиль «Москвич», но проживающим в деревне. Это разные собственники, но форма собственности совершенно одинакова.

Осуществление инвестиционного процесса

Изложенные выше соображения дают основания сделать вывод, что в случае наиболее эффективной формой является индивидуальная част­ная или общая долевая собственность. Впрочем, такой вывод является совершенно естественным.

Как выше мы уже отмечали (глава 6), формально таких участ­ников в российском законодательстве не существует. Не суще­ствует и участников производственного процесса. Зато сущест­вуют участники юридического лица. Хотя чёткого определения этого понятия ГК РФ тоже не содержит, но из ряда статей можно ясно понять, что такими участниками признаются толь­ко те юридические и физические лица, которые вносят свой имущественный вклад в уставный фонд юридического лица. Поскольку в качестве участников юридического лица при­знаются только инвесторы, правомерно рассмотреть вопрос о том, в чём выражается их участие. Напомним, что мы рассмат­риваем экономические процессы исходя из их объективной эко­номической природы, а положения законодательства учитыва­ем, но не более того. Если объективно существуют два различ­ных экономических процесса, производственный и инвестици­онный, то существуют и две группы участников этих процессов. В частном случае это могут быть одни и те же люди, но роль каждого из них в этих процессах не связана одна с другой. В общем случае — это различные люди. Что же касается участни­ков юридического лица, то без учёта того, чем это юридическое лицо занимается, определить состав его участников невозмож­но. Если, как это бывает чаще всего, юридическое лицо и инвестиционной и производственной деятельностью, его участниками могут быть участники и того, и другого процессов. В рассматриваемом случае мы ведём речь только об инвестиционного процесса, затратного по своей экономи­ческой природе.

Термин «ин­дивидуальная»

В дальнейшем мы будем пользоваться ещё и что полностью отражает форму реализации частной собственности, подчеркивая её отличия от «общей» (долевой или совместной). Иногда используется название «акционерная собствен­ность». Это название столь же неудачное, как и государственная или муниципальная, поскольку оно отражает не особенности, присущие форме самого права, а привязывается к объектам, количество и разнообразие которых безгранично. Кроме того, такое название двусмысленно. Непонятно, «акционерная» соб­ственность — это собственность, принадлежащая участникам – акционерам, или же это собственность, принадлежащая акцио­нерному обществу, т.е. юридическому лицу? В то же время следует отметить отличия каждой из трех форм собственности и по иным признакам, на которых мы час­тично уже останавливались. Индивидуальная собственность — это форма, в которой ре­ализуется право человека на свой интеллектуальный и трудо­вой капитал и на другие качества или способности, которыми он обладает (неотчуждаемые объекты собственности). Приме­нительно к отчуждаемым объектам собственности в этой форме выражается имущественный вклад человека в образование общей собственности (долевой или совместной) и обычно вы­ступают объекты собственности, используемые просто как «блага» (телевизор, костюм и т.п.). Раньше к этим объектам применялось понятие «личная собственность».

Общая долевая собственность — это самая распространен­ная форма собственности, с применением которой сегодня осу­ществляется коммерческая деятельность. Именно здесь ис­пользуется и наиболее совершенный принцип распределения — в меру участия, хотя критерий такого участия экономически несостоятелен, так как учитывает только одну форму участия — имущественный вклад, игнорируя интеллектуальный и трудо­вой вклады.